b_450_0_16777215_00_images_sampledata_main.jpg

Второе обращение Путина и продление им «нерабочего режима» до конца месяца не вызвало особой радости. Можно предположить, что эти меры окажутся удачными и эпидемия будет побеждена. Но кто оплатит все эти меры, кто возместит неизбежные потери для экономики, чем обернется фактическая остановка огромной доли сферы услуг, которая, между прочим, занимает 54-56% в структуре валового внутреннего продукта России?

Через месяц-два для значительной части россиян в сводках новостей на первом  месте будет не коронавирус, а куда более опасные социальные «болезни», связанные с падением реальных доходов.

Меры властей всех уровней выглядят пока что необходимыми, хотя и здесь уже возникает масса вопросов. Режим самоизоляции фактически запрещает любую экономическую деятельность в сфере индивидуального предпринимательства, штрафами грозят даже тем гражданам, которые на личном автомобиле поедут не в тот магазин, что находится «в шаговой доступности». И вот уже в полный рост встает вопрос: кто за все это будет платить?

Даже та категория «бюджетников», которой вроде бы сохранена зарплата за простое сидение дома, радуется далеко не вся. Очень многие работники образования и здравоохранения имели дополнительный доход на всякого рода подработках – за дни вынужденного отпуска заплатят не всем.

Реальная угроза банкротства возникла перед многими предприятиями малого бизнеса, индивидуальными предпринимателями, самозанятыми, работающими по патенту и так далее. Заметьте, пока что мы не говорим даже о тех, кто был «самозанятым» без всякой регистрации. Речь пока что о законопослушных людях, платящих налоги.

Кто-то лишится доходов полностью, кто-то – лишь части их, но и это будет существенно в условиях жуткой закредитованности населения. Нетрудно спрогнозировать, что уже через месяц накатится волна неплатежей как по ипотечным, так и потребительским кредитам.

Почти сразу вслед за обращением президентом введен в действие закон о кредитных каникулах, которым бремя издержек за вынужденный отпуск частично перекладывается на банки. Однако, даже государственные банки постараются максимально ограничить количество «каникуляров», это видно уже невооруженным глазом. Механизм простой – заявителям предлагается собрать справки о падении доходов на 30%, которые даже через месяц ни одна бухгалтерия еще не даст, а платить-то надо уже сейчас!

И уж совсем не разбегутся ограничивать свои доходы коммерческие банки, а тем более огромная сеть ростовщических и паразитических по своей природе микрофинансовых организаций.

Если не принять неотложные меры, уже через месяц мы увидим противостояние с одной стороны, граждан, которым нечем будет платить очередные взносы за кредиты, и финансистов, которые отмобилизуют все средства – от коллекторских агентств до криминальных группировок, чтобы любой ценой выколотить с обедневших граждан все, что еще можно выколотить. Неужто нам неизвестны нравы отечественного капитала?

Ни президент, ни правительство (у которого тоже появилась такая возможность) не стали вводить чрезвычайное положение в связи с эпидемией коронавируса, что для всех экономических субъектов означало бы ситуацию форс-мажора и списание всех долгов за счет государственных субсидий. Очевидно, для госбюджета такая мера была бы неподъемной. И уж тем более на такой шаг не пойдут губернаторы, даже если им такое право дано дополнительными полномочиями, о которых говорил в своем обращении президент. В местных бюджетах таких денег отродясь не водилось.

Пока что президент предлагает и крупным корпорациям, и бизнесу, в том числе финансистам взять на себя часть ответственности за преодоление общей беды.

Готов ли к такой социальной ответственности наш бизнес?