b_250_0_16777215_00_images_sampledata_s1200-1.jpgНесмотря на всю шумиху в средствах массовой информации и социальных сетях, рискну предположить, что все-таки в нынешнем году умы россиян прочно займет не медицинская, а сугубо экономическая тема. Страхи, связанные с коронавирусом, скоро спадут: выяснится, что не так страшен черт, как его малюют, и в сущности от эпидемии пострадают только старики, которым за шестьдесят.

И тогда во весь рост встанет проблема настолько серьезная, что даже очень осторожный и «аккуратный» президент вынужден был упомянуть о ней в своем чрезвычайном обращении к стране. Проблема эта не столько экономическая, и даже не финансовая, а социальная – речь о потребительской перекредитованности той части населения, которую сам В.В. Путин определил, как «средний класс», и которая, по его же словам, составляет более 70 процентов населения.

По данным  Росстата, задолженность по потребительским кредитам выросла за 2012-2019 гг. в 2,2 раза. При этом, средняя зарплата по стране выросла только на 1,7 раза, а среднедушевые доходы на 1,5 раза. В последние шесть лет при этом реальные располагаемые доходы россиян не только не росли, но и снижались, в то время как долги по кредитам только увеличивались. Можно смело предположить, что рост потребительской задолженности, во-первых, происходит именно за счет россиян со средними доходами. Бедные и неимущие в банках кредиты не берут, они раз и навсегда отданы на растерзание микрофинансовым организациям  с их людоедскими процентными ставками, и это совершенно отдельная проблема.

Во-вторых, рост задолженности почти наверняка происходил из стремления среднего класса сохранить стандарты потребления, несмотря на снижение реальных доходов. Причем, люди надеялись на два фактора – разнообразный дополнительных доход и экономическую стабильность, которая не допустит кризиса.

Сейчас оба этих фактора находятся под сильнейшим ударом, нет никакого сомнения, что эпидемия коронавируса, благодаря карантинным мероприятиям, в значительной степени сократит рынок услуг, где средний класс и находил этот самый дополнительный заработок, позволяющий сводить концы с концами и расплачиваться с банками вовремя. Придется поставить крест и на экономической стабильности. Кредитная петля на шее самого продуктивного и работоспособного, самого профессионально грамотного социального слоя готова затянуться до упора.

Объявленные президентом меры – в частности, предполагаемые полугодовые каникулы по выплатам кредиторам, увы, вызывают лишь саркастическую усмешку. Все это слишком хорошо для того, чтобы быть правдой. Наша банковская система, ростовщическая и хищническая по природе, обладает достаточно широкими лоббистскими возможностями, чтобы выхолостить до нуля обещания президента. Сбербанк, который полностью контролирует рынок потребительского кредитования пока лишь разъясняет порядок – нет, не каникул, а всего лишь реструктурирования долгов по кредитам – нужно предоставить массу справок о том, что доходы снизились, или справку о том, что вы заболели коронавирусом. Наверное, будет и учитываться свидетельство о смерти заемщика – чего же не простить долг тому, с которого взыскать уже ничего не удастся?

Проблема, однако, в том, что все дополнительные доходы, как правило, не подтверждаются справками по форме 2-НДФЛ, поэтому банкиры могут спать спокойно – попытка президента за их счет решить социальную проблему не получится.

Пузырь на рынке потребительского кредитования в США, если кто помнит, в 2008 году спровоцировал мировой финансовый кризис. Наш пузырь вряд ли обрушил бы нашу финансовую систему если не совпавшее по времени  падение мировых цен на нефть.

Можно не сомневаться, что больнее всего лопнувший пузырь скажется на уровне жизни самой многочисленной группы поддержки президента, составляющей основу так называемого «путинского большинства».

Можно подозревать, что финансовой олигархии это будет только на руку.