b_200_0_16777215_00_images_sampledata_81C69FE1-2670-4656-9C6F-8E2D8B1090E9_cx0_cy7_cw0_w1023_r1_s.jpg

Во всех так называемых московских протестах интересно не то, сколько человек вышли на улицу, что они делали и даже какие цели декларировали; самое интересное состоит в том, как именно и какая пресса все эти события освещала и под каким соусом.

Прежде всего следует отметить гипертрофированный интерес к московским протестам со стороны либеральной прессы, как нашей, так и особенно зарубежной. Что примечательного? В большинстве публикаций красной нитью проходит мысль, что “московский протест знаменует собой кризис путинской политической системы”. Такое ощущение, что все затевалось только для того, чтобы протрубить радостно на весь мир, что “путинизму” приходит конец.

И это несмотря на то, что серьезные издания не могут не учитывать данные социологических служб, которые указывают на то, что даже более либеральные, чем россияне, москвичи не одобряют несанкционированные уличные акции, и считают что действия Мосизбиркома правильны. Русская редакция Би-Би-Си, например, достаточно подробно изложила эти данные, которые получены опросом фонда “Петербургская политика” (опрошено 1200 человек). Явно, что организаторам протеста не удалось ни решить собственные проблемы вхождения во власть, ни склонить общественное мнение на свою сторону, откуда же этот не прекращающийся звук пропагандистских фанфар?

Татьяна Становая из Московского центра Карнеги в обзоре под заголовком “Мосгордума и транзит. Как московские протесты изменят российскую власть”  связывает бурно, как на дрожжах, выросшую протестную активность с грядущими президентскими выборами.

b_200_0_16777215_00_images_porohhhhhh1111.jpg«Российско-грузинский» конфликт, который так и не разгорелся до серьезного масштаба, является весьма показательным для понимания природы того, что в наших политических дискуссиях называют «русофобией».

По большей части это неправильно, потому что эта самая «русофобия» не имеет под собой ни этнической, ни даже идеологической основы, это чисто политическое, точнее политиканское явление. Русофобия – это защитная реакция местечковых, псевдо-национальных элит, пытающихся таким способом доказать законность своего существования.

b_200_0_16777215_00_images_sampledata_275.jpgОчередной большой пресс-конференцией Путина, судя по откликам в СМИ и соцсетях, остались наполовину недовольны все.

Консерваторы – тем, что в ней чересчур много было вчерашнего дня, пора бы от призывов о надобности «прорыва» перейти к более четкому целеуказанию – когда, каким способом, с какой командой?

Либералы, как ни парадоксально, остались недовольны тем же самым, что лишний раз указывает на кризис системы: в такие моменты крайности сходятся, все требуют радикальных действий, пространство для маневра в центре суживается до предела. При этом стрелка целеуказания у либералов и консерваторов расположена взаимно противоположно.

 

b_200_0_16777215_00_images_sampledata_original.jpg

Почему День победы у нас никогда не превратится в европейский День скорби и примирения?
Потому что европейцы и не были победителями фашизма, они всего лишь его жертвы.