1936_b.gifВопль разочарования, переходящий в истерику, а местами даже в кликушество, по поводу пресловутого "обнуления", в общем-то понятен. В девяностые годы наше патологическое, и потому вечное меньшинство сумело навязать всему обществу свою повестку дня и запустить механизм развала Союза. Помог созданный ею идеологический хаос.

Сейчас ситуация противоположная - хаоса нет, укрепляется национальный консенсус по поводу традиционных, незападных ценностей. На фоне этого процесса состоялась связка Путина (или такого, как Путин) с большинством, победить которую на самых честных-пречестных выборах невозможно. Оставалась последняя надежда, что Путина удастся удалить из власти не путем выборов, а, так сказать, автоматически, путем конституционного ограничения.

В 90-е годы, сейчас это видно все отчетливее, за призывами к демократии (а перед этим - к перестройке), в тени всех трибунов демократии, глашатаев свободы стояла кучка трезвых, абсолютно деидеологизированных и беспринципных людей, нацелившихся на раздел не ими нажитого всенародного имущества. Тогдашнее незначительное, но творчески изобретательное и безумно активное меньшинство оседлало общественное мнение, пока глубинный народ в растерянности взирал на развернувшуюся во власти, и на московских площадях драку за власть.

Полагаю, что и сегодня за всей антипутинской вакханалией тоже стоят трезвые и беспринципные представители нашей "элиты", которые многое теряют от конституционных поправок, интересы которых тесно связаны, как минимум с Европой, и с Западом в целом. Сами по себе поправки для них неопасны - мало ли у нас пишется конституций! - им опасен человек во власти, который нацелился эти поправки реализовать на практике. Этой части элиты в первую очередь хочется избавиться от Путина.

Сейчас повторить фокус девяностых вряд ли удастся, социальными поправками в Конституцию Путин обозначил иной путь развития для России, и мало надежды, что народ 22 апреля этот путь не поддержит. Оставался расчет на либеральный "транзит власти".

И вот расчет не оправдался.