b_250_0_16777215_00_images_sampledata_skripka.jpg

Тринадцать лет, как введена в действие четвертая часть Гражданского кодекса РФ, на которую так много возлагалось надежд со стороны интеллигенции, ибо это часть как раз и регулирует оборот в стране интеллектуальной собственности. И что же знаменательного произошло за эти годы?

Увы, мало что произошло, если не учитывать массовую культуру, которая изначально является коммерческим продуктом и к подлинному искусству не имеет отношения. Для настоящей культуры понятие интеллектуальной собственности во многом так и осталось абстрактным, мало применяющимся на практике. Основная причина - несовместимость этого понятия с нашим менталитетом, с основными ценностями православной культуры.

Где-то в мемуарах есть рассказ о встрече Александра Дюма с Иваном Сергеевичем Тургеневым в Париже. Дюма тогда удивило, что Иван Сергеевич продолжает всякие хозяйственные дела по своему имению. Зачем, мол, ему это надо? Тургенев объяснил, что нужно ведь на что-то жить.

- Все что вы здесь видите, - сказал якобы знаменитый французский писатель, обводя рукой свой богато обставленный кабинет, - все это куплено на доходы от продажи моих книг.

Иван Сергеевич попытался объяснить, что на доходы от литературной деятельности в России писатель прожить не может. Дюма его не понял.

И не удивительно. По глубокой тысячелетней традиции, продолжающей жить в национальном сознании, всякий талант от Бога, и всякий художник не сам открывает истину, в его уста эту истину вкладывает Бог.

Интеллигент -  провозглашатель божественной истины, и любой поиск истины в науке или искусстве - результат божественного откровения, и самому провозглашателю этот результат не принадлежит. Следовательно, его нельзя оценить в каких-то рациональных параметрах, тем паче нельзя обменивать на денежные знаки. Его можно только дарить.

Александр Сергеевич Панарин, недавно почивший современный философ, оставивший значительные исследования православной цивилизации, называл ее цивилизацией дарения в противоположность западной, которая есть цивилизация обмена.

«Не продается вдохновение, но можно рукопись продать» - хорошо известно это высказывание Пушкина, который первым в истории России, как владелец журнала «Современник», стал выплачивать гонорар за статьи. Александр Сергеевич лукавил, прекрасно сознавая, что на доходы от продажи рукописей хорошие деньги могут заработать только книготорговцы, писатели же - нет, ибо в цене рукописи можно оценить бумагу, чернила, зарплату переписчика, все остальное же - плод вдохновения, то есть не продается, а дарится

Все интеллектуальное богатство России, вся ее богатейшая культура, составляющая значительную часть мировой культуры, вся она создана нищими художниками, если, конечно, не считать тех, кто был богат за счет других источников.

И с этим менталитетом мы входим в экономику знаний. Как может существовать экономика, основная на знаниях, в стране, где знания не имеют рыночной цены?