b_300_0_16777215_00_images_sampledata_ad6d153d6afd.png

Можно по-разному относиться к девяностым годам, но «величайшая геополитическая катастрофа» породила период, который надолго утвердился, как безвременье, или время без героя.

Косвенным подтверждением этого является все возрастающий интерес к личности Сталина. При этом – будем откровенны перед собой – никому не нужен подлинный Иосиф Джугашвили со всеми его многочисленными достоинствами, пороками, мнимыми и настоящими злодействами и геройствами. Общество из своих ожиданий и надежд лепит из исторического Сталина своего героя, потому что в нынешнем времени такого героя нет.

 

Невольно вспоминается начало восьмидесятых, когда нечто подобное мы уже наблюдали – портретики Сталина появились на ветровых стеклах не только легковых, но и грузовых автомобилей, и даже автобусов-троллейбусов. При этом официальная пропаганда к исторической роли Сталина относилась очень сдержанно – его хотели видеть больше положительным, чем отрицательным деятелем, но никак не героем нашего времени. Однако, у народа были совсем другие настроения, и Сталин входил в общественное сознание, как альтернатива тогдашним серым негеройским будням.

 

Собственное время общество оценивает, анализирует только в сопоставлении с прошлым и будущим. Чтобы осознать время, в котором живем, мы должны разобраться в прошлом, сравнить нынешнюю жизнь с прошлой – отсюда такое усиленное внимание и к прошлой жизни, и к прошлым героям. Не определив современных героев, которые являются выразителями самых сокровенных народных дум и чаяний, мы не даем примеров и образцов молодому поколению, только вступающему в жизнь.

Каждому молодому человеку это очень нужно и важно – определять, «делать жизнь в кого?», говоря словами Маяковского. Причем, этот пример должен быть не в занудных идеологических словоформах, а представать, так сказать, вживую, и желательно, чтобы у него было конкретное имя и фамилия.

И кто же он, этот герой, который живет рядом с нами и воплощает собой все то, что нам не удалось пока сделать в жизни?

Что-то не видно. Молчит по этому поводу наша художественная литература, нет фильмов, равных хотя бы «Брату», который отразил последнего героя, после которого уже не было никого. Есть что-то символическое в ранней гибели Сергея Бодрова, который выразил этого последнего героя, а эстафету не передал, потому что некому.

Да, конечно, есть еще длинная плеяда ролей из телесериалов, которых наше доблестное телевидение пытается продать нам за героев, подобно тому, как базарные спекулянты пытают всучить нам «самоварное золото» под видом полученных по наследству драгоценностей мифической бабушки-графини. Но про это даже говорить не хочется.

Время без героя – что корабль без руля. «Плывем… Куда ж нам плыть»?