b_300_0_16777215_00_images_multithumb_thumbs_73280690_2752811364750741_6394058727137214464_n.png

Большинство россиян знает о празднике, который будут отмечать 4 ноября, как показывают социологические опросы Центра Левады (2016 г.), ВЦИОМа (2019)г., Фонда общественного мнения (2018 г.) Три наши ведущие социологические организации зафиксировали, что абсолютное большинство признает важность и необходимость существования такого праздника для народного единства.

Только вот праздновать его если и будет, то лишь каждый пятый, для того же самого большинства 4 ноября – просто выходной.

 

Потому, что праздник, символизирующий народное единство, есть, многие даже знают про далекие теперь события 1612 года, и про Минина и Пожарского; а самого народного единства нет.

В исследовании ВЦИОМа зафиксировано самое свежее мнение россиян о том, какие именно противоречия этому единству мешает, что является главным источником взаимного отчуждения в обществе и даже неприязни.

Среди причин на первое место (76%) уверенно выходит взаимная неприязнь между богатыми и бедными, на втором месте (61%) – между руководящими работниками и простыми рабочими, служащими; на третье место (57%) большинство поставило несовпадение симпатий между предпринимателями и наемными работниками.

Остальные противоречия, в том числе межнациональные, территориальные или даже такие традиционные для России, как между рабочим классом и интеллигенцией, не набрали большинства.

Первую «тройку» объединяет одно важное качество – указанную неприязнь можно квалифицировать, как разные стороны одной вражды, раскалывающей общество на части – между элитой и народом. Если совсем говорить просто, то богатая, захватившая ключевые посты во власти и частной собственности, элита не любит народ, а народ в своем подавляющем большинстве не признает за этой частью общества права быть элитой.

Интересно, что давно как бы отмененный день Великого Октября, в сознании народном все еще остается праздником, и отмечать его собирается почти столько же людей, сколько и День народного единства. Хотя на популяризацию 4 ноября работает огромная пропагандистская машина, а поддержание праздничного статуса 7 ноября обеспечивает всего лишь историческая память, достаточно сильно ошельмованная этой самой машиной.

Как тут не вспомнить, что в 1612 году, в самый разгар Смутного времени, тогдашняя элита была приблизительно так же скомпрометирована в глазах народа, и если бы тогда существовали социологические службы, они бы точно зафиксировали взаимную ненависть расколотого российского общества, и прежде всего – ненависть между правящим классом и народом. Минин и Пожарский – не просто «внеэлитные популисты», это еще и символ радикального обновления элиты за счет выдвиженцев из народа; это был первый в истории России случай, когда гражданское общество вмешалось в процесс формирования института власти и тем самым обеспечило действительное народное единство, без которого нация не может ни развиваться, ни даже сколько-нибудь долгое время существовать.

В уже упоминавшемся опросе ВЦИОМа 54% россиян полагают, что единства у общества сегодня нет, и только 37% считают, что оно есть.

Так чего же праздновать?