b_150_0_16777215_00_images_1396104.jpg

Социальные процессы, происходящие в Белоруссии, могут быть понятны нам, россиянам, если исходить из двух начальных предположений. Во-первых, нужно понять и принять, что мы являемся единым обществом, с одинаковой фундаментальной основой и родственными социально-политическими системами.

И второе – можно сколько угодно говорить о внешнем вмешательстве, о «цветных революциях», о происках Польши и Литвы, но главная причина, приведшая в движение людские массы, находится внутри нашего общества; с этой точки зрения, протесты в Хабаровске и Минске – явления одного порядка. Эта причина – скрытое, или как социологи говорят, латентное социальное напряжение, которое накапливалось давно, как минимум, лет пять. Точнее, следовало бы говорить о целом комплексе причин, некоторые из них, такие как увеличивающееся социальное неравенство, действуют с 90-х годов. Краткосрочный фактор – ухудшающийся уровень жизни в связи с пандемией.

Да, конечно, в Польше запрыгали от радости, увидев в Белоруссии пожар и не преминули плеснуть керосинчику.

Безусловно, что ЕС, хотя и незаинтересованный в новом кризисе отношений с Россией, будет поддерживать «оппозицию» во имя европейских ценностей.

Запад в целом рад потеснить Россию на геополитическом поле, и это понятно.

И все-таки главный фактор – накопление горючего материала внутри российского в широком смысле, включающем белорусское, общества.

Копилось, копилось, и вот прорвало, и сам Лукашенко, увы, невольно этому поспособствовал..

И в России, и в Белоруссии в число латентных причин входит нарастающее недовольство снижающейся эффективностью власти. Против Путина играет то простое обстоятельство, что бедные нищают, средний класс загоняется в кредитную кабалу, а 10 процентов богатых и обеспеченных  ходят веселыми ногами в дни корановирусных бедствий. Усиливает недовольство то, что у нас нарастает три вида неравенств.

Во-первых, неравенство социально-профессиональных групп. В ряде отраслей труд сильно недооценен, в том числе в таких многочисленных группах, как работники здравоохранения и образования; в то время как в нефте-газодобыче или на рынке финансовых услуг, например, совсем другая картина.

Во-вторых, территориальное неравенство – одна и та же работа в провинции оплачивается в разы меньше, чем в столицах, или в некоторых финансовых центрах.

В-третьих, доступ к социальным благам для бедных и богатых не просто неодинаков, между ними пропасть, и она увеличивается.

В Белоруссии, которая сильно привязана к экономике России, все это аукается, да еще порождает иллюзии, что отвязавшись от России, белорусы избавятся и от российских по происхождению проблем. Батька эту проблему не решил. Белорусским массам не хочется думать, что эта проблема не имеет простого решения, отвязавшись от России, Белоруссия погрузится в хаос, который будет хуже украинского, но когда массы умели заглядывать в завтрашний день?

Причины белорусских беспорядков, таким образом, находятся в России, и кроются в ее медлительности, в неготовности предложить себе, Белоруссии, всему Евразийскому союзу и всему миру перспективу развития, которая будет решать обозначенные проблемы не крошечными шагами «майских указов», которые к тому же саботируются и государственным аппаратом, и значительной частью элиты, а шагами коренных преобразований – увеличением налогов на богатых, запретом на беспрепятственный и беспошлинный вывод капиталов за границу, ростом экономики.

Сегодня мы слышим на минских площадях: «Не можешь решить проблемы – слазь с бочки!»

Завтра мы это услышим на улицах российских городов.