b_450_0_16777215_00_images_foto052020_vnnhl8ufqbaarpexd92t48utjt2ladel.jpg

Голосование по поправкам 1 июля получилось до предела спокойным, стабильным и даже рутинным: наутро все узнали результаты, которые до этого прогнозировались ведущими социологическими службами.

И лидеры мнений несистемной оппозиции, включая давно выдохшихся либералов и необольшевиков, не устраивали шумных протестов, им было некогда – они, видимо, придумывали разного рода оправдания, почему и в этот раз большинство россиян не поддержало их позицию.

Лучше других эту оправдательную тенденцию выразил  заместитель директора Левада-центра Денис Волков в статье, написанной для журнала «Forbes» и названной «Опасная победа».

Господин Волков, известный как один из идеологов наших либерал-западников, на этот раз не оспаривал, что Путиным и властью в целом была достигнута заслуженная победа.

Хотя и «опасная», поскольку  она может вызвать разрушение путинской политической системы. Впрочем, за последние двадцать лет еще не было года, чтобы антипутинисты не провозглашали долгожданное «разрушение системы», а система все стоит и стоит, да еще и делается все крепче.

По мнению господина Волкова, главной причиной,  почему 78% проголосовавших поддержали предложенные изменения в Конституцию РФ, а лишь 21% высказались против, был небывалый по масштабам подкуп. Причем, ничего криминального или нечестного в этом «подкупе» не было: по сути, произошла попытка заключения нового общественного договора между властью и обществом, подобно тому, который негласно доминировал все «нулевые» годы.  Тогда обществу предлагалось стабильное развитие и  повышение доходов в ответ на снижение уровня демократии. Россияне эту сделку приняли и поддержали, учитывая, что ситуативно в нее были включены и неожиданные призы вроде присоединения Крыма.

К нынешнему времени этот договор перестал быть актуальным, в российском обществе накопилось скрытое недовольство и раздражительность, которые некоторое время удавалось гасить показательными порками чиновников, посадками губернаторов и тому подобными шагами.

К началу 2020 года в иностранных и наших либеральных СМИ поднялась целая пропагандистская кампания, на разные лады перетирающая тему «падающего рейтинга Путина», что было не совсем верным. Стало ясно:  пора заключать новый договор.

Или уходить с поста.

Тем более, что путинская политическая система начала проявлять признаки, в американском обществе называемые «синдромом хромой утки». Как-то уже совсем раскованно начались дискуссии о «проблеме 2024».

Инициатива с внесением поправок в Конституцию с одновременной отставкой правительства, которое явно не вынесло ответственности за экономический застой, и стало оформлением нового договора.

Путин предложил закрепить в Конституции социальные гарантии, касающиеся минимального размера оплаты труда, индексирования пенсий и пособий. Сразу же после голосования и введения поправок в действие Владимир Владимирович выступил с речью, где провозгласил уровень жизни населения главной целью экономической политики.

Вторым условием договора стали традиционные для россиян духовные и семейные ценности, а также обещания утверждения социальной справедливости, что не могло не отозваться в сердце российского человека, которого если немного поскреби – обнаружишь человека советского.

Ну и совершенствование политической системы, где вишенкой на торте – возможность лично для Путина еще раз начать отсчитывать президентские сроки в 2024 году.

И все - только в пакете. По отдельности за каждую поправку голосовать нельзя.

Грамотно построенная кампания дала и высокую явку, и 78% одобрения поправок. Интереснее другое – кто же вошел в число противников? Каждый пятый явившийся на голосование россиянин высказался против пакета поправок. Если к ним добавить тех, кто не пришел на голосование именно потому, что был против поправок, то получается довольно много.

Ну и самое главное. С января по июль, пока разворачивалась вся кампания по голосованию за конституционные изменения, по данным Левада-центра, уровень доверия к Путину снизился с 68 до 60 процентов. Не столь впечатляющее снижение фиксирует ВЦИОМ – с 73% в январе до 68% в июле; Фонд общественного мнения не показывает снижения, но и роста тоже нет.

Как-то не похоже на триумфальную победу, не так ли?

Возникает вопрос: а если бы в «пакете» отсутствовало заведомое разрешение Путину баллотироваться еще раз в 2024 году, какими были бы результаты голосования? Или еще точнее – на сколько процентов это увеличило бы и явку, и проголосовавших «за»?

27 июня, когда голосование уже шло, но большинство избирательные участки еще не посетило, Левада-Центр  провел еще один опрос. В ходе его социологи попытались получить ответ на вопрос, как россияне относятся именно к «обнулению». На вопрос «Одобряете ли вы поправку об обнулении президентских сроков, которая позволит Владимиру Путину принять участие в президентских выборах после истечения его нынешнего срока?» 52% отнеслись к этой поправке одобрительно, но 44% высказались «нет» и «скорее нет».

Можно высказать несколько предположений, объясняющих нынешнюю несколько противоречивую ситуацию.

Все это говорит о том, что нынешний социальный договор между властью и обществом будет совсем другой, нежели договор спокойных и сытых «нулевых» годов. И не только по содержанию другой.

В нулевые россиян мотивировал, по сути. Лишь один социальный показатель – рост личных и семейных доходов, который и опережал инфляцию, и был выше роста обязательных платежей. В социологии это называется «реальные располагаемые доходы», и они были положительными.

Нельзя сказать, что к 2010 году россияне, что называется, «наелись», то есть удовлетворили свои основные потребительские запросы, но социологические замеры стали показывать больший интерес не столько к потребительскому благополучию, сколько к вещам ценностного порядка.

В другом мониторинге Левады-центра, который называется «Самые острые проблемы», россияне называют те социальные диспропорции, которые беспокоят их больше всего. И если в 2005-2007 годах в тройку самых тревожных входили рост цен, бедность и безработица, то в 2020 году на второе место уверенно перемещается взяточничество и коррупция.

В медийном поле в последние годы можно насчитать с десяток так называемых «чиновничьих скандалов» - когда-то или иное, как правило, высокопоставленное лицо ловят на хамском или просто неосторожном высказывании, и дело очень часто заканчивается отставкой. Это тоже очень характерно – общество проявляет повышенный уровень нетерпимости к нарушениям в области морали, нравственности или элементарной человеческой этики, особенно, если эти нарушения совершает принадлежащий к власти человек.

Как опытный и гибкий политик, Путин чутко улавливает общественные настроения, тем более, что к услугам президента команды аналитиков, экспертов, социологов, без устали бороздящих общественное пространство. И самый главный вывод, который напрашивается из анализа общественных настроений этого года  - теперь договор надо заключать совсем с другим обществом, нежели тем, которое было в 2000 году.

Можно с уверенностью сказать, что общество приняло поворот к социальному государству, укреплению национального суверенитета, традиционных ценностей. Но оно же, это общество, не согласилось в обмен на это безоговорочно поддерживать власть, и персонально Путина. Если в 2024 году президент снова выставит свою кандидатуру (по новой Конституции он будет иметь на это право), то совсем не факт, что победит. И вполне может случиться, что путинскую, в общем, программу построения социального государства  реализовывать будет другой человек.

Журнал "Город Планета Тольятти"