b_150_0_16777215_00_images_sampledata_6-blind-men-hans.jpg

Над высказыванием Путина о том, что 70 процентов россиян принадлежат к среднему классу, обхихикались все невежды из толпы, недружелюбно относящиеся к президенту. А зря

Впрочем, было бы удивительно, если бы мимо этого прошли такие каналы антипутинской пропаганды, как, например, Би-Би-Си, которая тут же опубликовала подборку анонимных пользователей соцсетей, которые потешаются над, якобы, мнимой принадлежностью россиян к среднему классу. При этом потешаются над оценкой Путина и никто не поминает, что это методика Мирового банка.

Так есть, все-таки в России средний класс или нет? Американского или европейского – точно нет. Даже китайского – нет. Но российский есть.

Правда, сколько его – большой вопрос и предмет ожесточенных дискуссий среди экспертов. Мировой банк, как мы уже знаем, к среднему классу относит домохозяйства всех россиян, чей доход в полтора раза превышает минимальный размер оплаты труда, а это около 70% населения России. Сами же россияне, по данным Фонда общественного мнения, к людям со средними доходами относят 58%, что тоже немало. Социологи, занимающееся данной проблематикой, называют данные от 10 до 30%

И самое интересное, все правы.

Чтобы понять проблему, нужно вспомнить индийскую притчу о шести (в другом варианте – о трех) слепых мудрецах, которых попросили определить, что такое слон, которого впервые привели в город, где они жили. Каждый из мудрецов, ощупывая доступную ему часть тела, дал собственное определение: держащий в руках хобот, сказал, что слон – это змея; тот, кто ухватился за хвост, сообщил, что это веревка с кисточкой на конце, прислонившийся к брюху определил слона как большую мягкую стену.

Средний класс является таким же «слоном» - феномен этот настолько огромен, многообразен и многолик, и содержит столько оснований для определения, что  использующие в дискуссии это понятие зачастую говорят о совершенно разных вещах, отсюда много бытующих мифов, стереотипов и ни на чем не основанных расхожих мнений.  И на всех этих «непонятках» в полном масштабе спекулируют политики разных мастей.

Например, «Яблоко» пытается представить себя как «партию среднего класса», но сам средний класс, даже усеченный до минимума по самых жестким методикам, похоже, этому не верит; иначе «Яблоко» не получало бы на выборах результаты чуть выше статистической погрешности.

«Единая Россия» средний класс не упоминает, как отдельную свою социальную базу, но большинство людей со средними доходами голосует за нее.

Социологи все больше склоняются к тому, что среднего класса, как такового, действительно не существует, зато есть средние слои населения в каждой стране, куда входят самые различные комбинации социальных групп, имеющие различные, порой противоречивые интересы, придерживающиеся самых разных идеологий и ценностей. В отличие от американского, например, российский средний слой в значительной мере, как в таком случае говорят американцы, «работает на государство», то есть связан интересами с государством через работу в структурах госуправления (чиновничество), системах образования и здравоохранения (знаменитые «бюжетники») или на принадлежащих государству предприятиях. По этой причине наш «средний класс» не разделяет в большинстве своем ни либеральную идеологию, ни западные ценности; по своему самосознанию он входит в так называемое «путинское большинство», причем связка эта очень прочная. Последние пять лет реальные располагаемые доходы нашего «среднего класса» снижались, однако, в доверии президенту этот класс все же не отказал.

Основу этого доверия составляет трезвый рациональный расчет: люди среднего слоя, как никто другой, много потеряли в девяностые, особенно ценят стабильность, и понимают, что частному капиталу их интересы глубоко до лампочки.  Именно средний слой является достаточно жестким критиком Путина, но за то, что он «мало Путин», подталкивая президента для движения в нужном направлении.