Вьется серебряный дым,

Светит луна в Назарете,

Кажется все голубым

В этом серебряном свете.

 

Тихо... Ручей лишь журчит,

Вольно и плавно он льется.

Путник угрюмо молчит,

Путник устало плетется.

 

Птиц и всех тварей земных

Сон безмятежен и светел,

В чистых кроватках ночных

Спят им спасенные дети.

 

Вот и уходит он прочь

В царство теней и забвенья...

Благословенная ночь!

Ночь Твоего всепрощенья!

Еще будут с беспечностью жить

Обыватели всяких сословий,

Еще будут миряне блудить,

Пить вино, бить злых жен, сквернословить...

 

Но раздастся ужаснейший крик

И собаки тоскливо завоют,

Самый древний и мудрый старик

Покачает седой головою.

 

Будут молнии в тучах сверкать,

Нарисуются Божии знаки,

Будут дети с испуга кричать,

В беспокойстве метаться собаки

 

«Жертву, жертву!» - поднимется зов,

В чьи-то головы ткнут чьи-то пальцы...

Только выйдут из смрадных углов

Люди с лицами вечных страдальцев.

 

Загорится во взгляде любовь,

Кто-то голову молча уронит,

И прольется пречистая кровь

Из гвоздями пробитых ладоней...