Двадцать лет, как мы живем в новом тысячелетии, а такое ощущение, что двадцатый век цепко держит в своих объятиях и не отпускает нас. Мы даже толком осмысливать не начали его, этот двадцатый век, видимо, из-за его радикальной непохожести на все остальные века истории человечества. Трудно анализировать то, что ни с чем нельзя сравнить. Не работает самый главный аналитический инструмент – метод аналогии.

b_300_0_16777215_00_images_sampledata_smuta.jpgВ двадцатом веке уничтожено народу в войнах и конфликтах, вероятно, больше, чем за все предыдущих пять или десять тысяч лет известной истории человечества. Самое поразительное не в том, сколько уничтожено, самое удивительное - из-за чего  уничтожено. Со времен Шекспира известны людские пороки, служившие причиной того, что люди убивали друг друга в массовых количествах – корысть, жадность, жажда почестей, власти, славы… Но совсем немного войн происходило по идеологическим мотивам – разве что вспомнить войну с альбигойцами, опустошившую Европу в средние века или пресловутую Варфоломеевскую ночь.

Двадцатый век внес новое в мотивацию массовых убийств. Если посмотреть внимательно, то самое большое количество людей уничтожено из благих побуждений, во имя счастья человечества или какой-то его отдельной части – бедных, угнетенного пролетариата, униженной нации…

В нашей стране все три революции и гражданская война прошли под флагом свободы и стоили нам, по некоторым данным, 12 миллионов человек. Сколько во имя светлого будущего народа уничтожено Сталиным позднее, подсчитать трудно. Гитлер тоже всю свою идеологию основывал на счастье и свободе немецкого народа - правда, за счет других. Все послевоенные конфликты, в которых людей погибло не меньше, чем в годы второй мировой войны - произошли по идеологическим мотивам - даже соперничество за мировое господство между СССР и США было идеологическим, не за господство как таковое, а для торжества идеи, которая должна была осчастливить человечество.

Криминалисты и социальные психологи хорошо знают феномен, согласно которому самые отчаянные злодеи внутренне никогда не признают себя злодеями. Человек, совершивший многие убийства из корысти, ищет оправдание – не для суда, а для самого себя! – в том, что вина лежит не столько на нем, сколько на других – людях, ситуации, обществе в целом, трудной жизни доведшей его до такого… На худой конец – «любой бы на моем месте сделал то же самое!».

Злодейство здесь ограничено мерой противодействия со стороны общественной морали и нравственности, за жалкие остатки которых в самом себе убийца цепляется из последних сил.

Но нет меры злодейству человека, который совершает нечеловеческие поступки ради истины, в которую поверил всей душой, искренне – поверил в то, что эта истина спасет человечество! Доктрина спасения человечества, облагодетельствования его, неминуемо становится злодейством, как только человечество – и только человечество, а не отдельные люди, становится единственной целью благодеяния. Гениальный тезис Ф.М. Достоевского о слезе ребенка, разрушающей любую мировую гармонию, доктринерами не воспринимается. Безотчетно поверив в Утопию, человек освобождается от любых моральных обязательств, исчезают любые нравственные тормоза – нет такого преступления, на которое бы ни пошел доктринер, поскольку столь благородная цель, как освобождение человечества оправдывает любые средства.

Весь двадцатый век показал, что на этих началах любой доктрины мир построить нельзя. Доктрины приходили и уходили, оставляя за собой дымящиеся развалины и трупы. И вот уже двадцать первый век на дворе, а освободиться от этого начала мы все никак не можем. На излете его, в 90-е годы была совершена последняя попытка построить общество на началах некоей доктрины, которую наспех срисовали с теории и практики чужих и чуждых стран и обществ – и слава Богу, что не было у доктринеров ни сил, ни ресурсов для того, чтобы развязать новую бойню, поскольку в прокрустово ложе этой доктрины большинство россиян не поместилось, и теперь они отодвинуты на периферию общественного сознания…

Надолго ли? Пока живо представление, что во имя любой доктрины можно пренебречь такой мелочью, как слеза ребенка, двадцатый век не кончился.

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ

СКОЛЬКО СТОИТ ВДОХНОВЕНИЕ?

СКОЛЬКО СТОИТ ВДОХНОВЕНИЕ?

Тринадцать лет, как введена в действие четвертая часть Гражданского кодекса РФ, на которую так много возлагалось надежд со стороны интеллигенции, ибо это часть как раз и регулирует оборот в стране интеллектуальной собственности. И что же знаменательного…
КАК СВОБОДНЫЙ НАРОД СВОБОДНОМУ НАРОДУ...

КАК СВОБОДНЫЙ НАРОД СВОБОДНОМУ НАРОДУ...

Самое популярное выражение, которое часто можно встретить на страницах зарубежных газет - "холодная война"... Правда, употребляется с такой осторожной недоверчивостью - то ли на самом деле, то ли кажется... В сущности, это всего лишь битва газетных…

"Мы наш, мы новый мир построим..."

Двадцать лет, как мы живем в новом тысячелетии, а такое ощущение, что двадцатый век цепко держит в своих объятиях и не отпускает нас. Мы даже толком осмысливать не начали его, этот двадцатый век, видимо, из-за его…

ЭССЕИСТИКА

СЦЕНА

СЦЕНА

Много лет назад, когда я был еще очень молод, случилось мне однажды ступить на сцену. Я участвовал в одном любительском спектакле, очень этим делом увлекался, ходил на репетиции. Но дело не заладилось, художественный руководитель клуба -…
ИДЕОЛОГИЯ РОССИЙСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА

ИДЕОЛОГИЯ РОССИЙСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА

Про изъяны политической системы у нас говорят не только на страницах прозападной либеральной прессы, и возможно, это является признаком того, что «подмороженная» на десять лет Россия начинает оттаивать. И что же мы имеем в этой политической…
ЧТО ВЫ ЗНАЕТЕ ПРО ЗИМУ?

ЧТО ВЫ ЗНАЕТЕ ПРО ЗИМУ?

Знаете ли вы, что такое настоящий сибирский тулуп? О, вы не знаете про деревенский тулуп ничего. Представьте себе длинный, с головы до пят крепко построенный палантин из отлично выделанных, чаще всего белых овчин, мехом внутрь, естественно;…

САРКАЗМЫ

С КОЛЕН ВСТАЛИ... ПОРА ИДТИ

С КОЛЕН ВСТАЛИ... ПОРА ИДТИ

Отсутствие государственной идеологии становится тормозом развития России. Исторический опыт доказывает, что все кризисы в развитии, все революции были связаны с кризисом государственной идеологии, отсутствие такой идеологии всегда порождало смуту. Западное…
О ЧЕМ ШУМЯТ ЛИБЕРАЛЬНЫЕ СМИ

О ЧЕМ ШУМЯТ ЛИБЕРАЛЬНЫЕ СМИ

Вопль разочарования, переходящий в истерику, а местами даже в кликушество, по поводу пресловутого "обнуления", в общем-то понятен. В девяностые годы наше патологическое, и потому вечное меньшинство сумело навязать всему обществу…
КОГДА ЗАПОЕТ СОЛОВЕЙ?

КОГДА ЗАПОЕТ СОЛОВЕЙ?

…Великий английский астроном Джеймс Брэдли, впервые определивший скорость света, однажды был удостоен королевской аудиенции, и британская королева Анна, восхищенная его научными достижениями, захотела увеличить ему весьма скромное жалованье. - Прошу…